Поиск по этому блогу

понедельник, 15 февраля 2016 г.

Зарисовка 4

Я шёл по тёмному коридору, замирая при любом шорохе. В углу заскрипело кресло-качалка, моё сердце ушло в пятки. Конечно, именно этот фразеологизм звучит глупо в этой ситуации, но другими словами этот страх описать невозможно. Мои конечности похолодели, на спине выступил липкий пот. Все звуки были перекрыты бешеными ударами моего сердца, казалось, его просто разорвёт на части от невыразимого ужаса. Я прикрыл глаза, вздохнул и обернулся навстречу страшному креслу…

И пусть мои родители позже рассказывали, что меня напугал соседский кот, любивший забираться к нам в дом и спать на отцовском кресле, я точно знаю, что видел. Это не было котом. Господи, даже сейчас, вспоминая это существо, я начинаю испытывать тот же, заставляющий покрываться потом ладони и спину, первобытный ужас. Это существо отдалённо напоминало человека. Было такое ощущение, будто у него переломаны руки и ноги, и всю жизнь оно провело в скрюченном неестественном состоянии. То лицо, я вспоминаю его только в самые ненастные ночи: бездвижные белёсые глаза были устремлены прямо на меня. Редкие седые волосы были в какой-то слизи и напоминали водоросли или намокшую плесень. Его рот был ужасен, у него не было губ, но оно пыталось что-то шептать. Кажется, я даже расслышал: «Не оборачивайся», но я не уверен в этом, потому что потерял сознание в тот же момент, как моё сознание охватило и запечатлело этот ужасный облик.


И сейчас, когда я вспоминаю это, чтобы записать, я слышу скрип кресла в коридоре и жуткий, еле слышный шёпот: «Не оборачивайся».

Комментариев нет:

Отправить комментарий